Медіа-юрист про журналістів та приватну охорону (рос.)

Журналист vs охранник: некоторые правовые аспекты осуществления взаимоотношений в связи с принятием Закона об охранной деятельности.

22 марта 2012 г. Президент Украины В. Янукович подписал Закон Украины «Об охранной деятельности» № 4616-VI (далее – Закон), который был опубликован в газете «Голос Украины» от 18.04.2012 №70 и вступил в силу 18 октября 2012 г.

Если до принятия этого нормативно-правового акта охранная деятельность регулировалась преимущественно ведомственными нормативными актами МВД Украины и различного рода ведомственными инструкциями, то с вступлением в силу Закона теперь уже на законодательном уровне вполне конкретно определены функции охранной деятельности, ее виды и способы осуществления. В то же время, как подчёркивают эксперты в сфере осуществления охранной деятельности, Закон всё же не определяет единых стандартов осуществления охранной деятельности в Украине. Дело в том, что сфера действия Закона распространяется только на субъектов хозяйственной деятельности, предоставляющих услуги по охране собственности и граждан на основании соответствующей лицензии, но не распространяется на собственные службы и «структуры» охраны различных предприятий и организаций, которые будут по-прежнему руководствоваться ведомственными нормативными актами и для которых не являются обязательными установленные Законом требования к охранному персоналу. Поэтому вряд ли самостоятельная «жизнь» этого Закона не будет вызывать вопросов и споров по поводу толкования тех или иных норм Закона и практики их применения.

Раз уж речь зашла о взаимоотношениях охранников и журналистов, то в этом смысле проблемные вопросы возникают уже сейчас, принимая во внимание специфику практической работы журналистов по поиску и добыванию информации.

Работа журналистов может существенным образом осложниться после вступления Закона в силу, как минимум, по трём причинам.

Первая. Закон существенно расширил права охранников на собственное вооружение и оснащение спецсредствами. Так, согласно статьи 9 Закона, субъект охранной деятельности имеет право для обеспечения охранной деятельности приобретать, сберегать и использовать в установленном законодательном порядке специальные средства, перечень которых определяется Кабинетом Министров Украины, а также использовать в охранной деятельности служебных собак.

Вторая. Закон разрешает персоналу охраны применять меры физического воздействия и специальные средства в 4-х исключительных случаях. Хотя, по нашему мнению, этого вполне достаточно, чтобы причинить значительный вред жизни, здоровью и имуществу журналистов, в лице которых охранники (умышленно или неумышленно, сознательно или нет) увидят «лиц, посягающих на объект охраны».

Согласно статьи 16 Закона, во время осуществления охранной деятельности персонал охраны имеет право применять к лицам, которые посягают на объект охраны, меры физического воздействия и специальные средства в особых случаях, если другие меры не привели к прекращению посягательства или к выполнению лицом законного требования персонала охраны, то есть в случае:
1) защиты себя или другого лица от нападения, которое представляет угрозу жизни и здоровью или имуществу;
2) предотвращения незаконной попытки насильственным путем завладеть специальными средствами;
3) необходимости задержать правонарушителя, который незаконно проник на охраняемый объект, или который совершает другие противоправные действия и оказывает  сопротивление;
4) обезвреживания животного, которое угрожает жизни и здоровью персонала охраны или других лиц.

Третья. Значительный контингент собственных служб охраны различных предприятий и организаций, которые не относятся к субъектам охранной деятельности и не имеют соответствующих лицензий, неизбежно будут «перетягивать» и «примерять» на себя предусмотренные законом функции и права лицензированного охранного персонала. Особенно, что касается всевозможного «вооружения» и оснащения спецсредствами (баллончиками со слезоточивым газом, электрошокерами, наручниками, резиновыми дубинками и т. д.). Безусловно, особую опасность будет представлять процесс незаконного и, возможно, не в полной мере контролируемого вооружения оружием травматического действия. Уже сейчас в прессе то и дело проскальзывает информация о том, что фирмы, предприятия и организации в массовом порядке закупают «спецсредства» для своих охранных структур.

Закон не даёт, хотя бы в теоретическом плане, простого и понятного ответа на вопрос о соотношении норм Закона с положениями статьи 171 Уголовного кодекса Украины об умышленном препятствовании законной профессиональной деятельности журналистов. В прессе практически регулярно появляются сообщения о конфликтах журналистов с охраной известных персон и государственных деятелей, охранным персоналом предприятий и супермаркетов. Случаев, когда охрана бесцеремонно мешала работе журналистов без выяснения обстоятельств и, пренебрегая законами, закрывала объективы видеокамер, разбивала или повреждала фото- и видеотехнику, и даже совершала явные нападения на работающих журналистов, достаточно много. Ежегодно общественными медиа-организациями и медиа-юристами таких нарушений прав журналистов фиксируются десятки в разных областях страны. Однако, одно дело, когда конфликт возникает между журналистом и невооружённым охранником, и, совсем другое дело, когда исполнению журналистом своих профессиональных обязанностей по сбору информации противостоит работник охраны, вооружённый не только оружием и спецсредствами, но и наделённый правом применять этот «боевой» арсенал фактически по собственному разумению. Ведь на практике грань между дозволенным и недозволенным, правомерным и неправомерным, необходимой обороной себя, охраняемого объекта и превышением пределов этой самой необходимости очень тонкая, практически трудно различимая. Если, к слову, работнику охраны Законом предоставлено право без предупреждения применять силу и спецсредства для отражения внезапного нападения на себя или при оказании сопротивления с использованием оружия или предметов, которые представляют угрозу жизни (статья 16), то кто помешает недобросовестному охраннику впоследствии оправдывать свои незаконные действия по применению оружия, спецсредств или служебных собак против журналиста, ссылаясь на то, что он принял фотоаппарат или видеокамеру на штативе за оружие, а диктофон в руках за камень, который представитель СМИ «хотел бросить» в него? И таких «возможностей» оправдать свой произвол Закон, по нашему мнению, для горе-охранников даёт не мало. В этих условиях для журналистов вероятность существенно пострадать от неправомерных действий персонала охраны становится крайне велика.

Есть ещё одна нерешённая проблема. Речь идёт о тех охранных структурах, которые по тем или иным причинам занимаются охранной деятельностью, но не имеют для осуществления такого рода хозяйственной деятельности соответствующей лицензии. Что это означает для работников медиа-сферы и журналистов на практике? Это означает то, что охранники в таких структурах, скорее всего, не имеют достаточной теоретической и практической подготовки в плане правильного построения своих взаимоотношений с представителями СМИ. Они, как правило, и жизнь многократно подтверждает это, почти ничего не знают об особом статусе журналистов, об их особых правах и обязанностях, о том, что их правовой статус при исполнении служебных обязанностей приравнивается к статусу работника правоохранительных органов, наконец, о наличии уголовной ответственности за умышленное препятствование профессиональной деятельности журналистов. Если это совместить с неразборчивостью некоторых фирм в подборе охранного персонала, неуёмными амбициями, откровенным хамством и психической неуравновешенностью отдельных людей, на которых возлагаются обязанности по охране объектов, то совершенно реально может возникнуть гремучая смесь совпавших факторов, которая повлечёт очередную волну уже вооружённого насилия против журналистов, добросовестно исполняющих свой профессиональный долг. К сожалению, на наш взгляд, Закон не даёт чёткого ответа на вопрос о государственном контроле за такого рода нелицензированными охранными структурами, правовом регулировании их деятельности и надлежащей профессиональной подготовке.

И в заключение, о необходимости уже сейчас предложить законодателю подумать над внесением изменений в только что вступивший в силу Закон. Речь идёт об уже упоминавшейся статье 16 Закона.

В соответствии с частью  6 Закона «6. Запрещается применять меры физического воздействия против женщин с явными признаками беременности, лиц пожилого возраста или с выраженными признаками инвалидности, а также против лиц, которые в соответствии с законодательством являются носителями специального статуса неприкосновенности, кроме случаев совершения ими нападения, представляющего угрозу жизни».

Предлагается внести изменения в эту норму и изложить её в следующей редакции: «6. Запрещается применять меры физического воздействия против женщин с явными признаками беременности, лиц пожилого возраста или с выраженными признаками инвалидности, лиц, которые в соответствии с законодательством являются носителями специального статуса неприкосновенности, а также против журналистов или работников средств массовой информации, предъявивших удостоверение журналиста или работника средства массовой информации, кроме случаев совершения ими нападения, представляющего угрозу жизни».

К сожалению, вывод из всего написанного нужно сделать неутешительный. С принятием Закона «Об охранной деятельности» пока еще надеяться на полное взаимопонимание и взаимное уважение между охранниками и журналистами не приходится.

И. Ворон, медиа-юрист

Залиште коментар